Представители юридической элиты назвали уязвимые места процедуры банкротства и определились с планом действий Друк

Вопрос производства по делам о банкротстве по новой системе в последнее время у всех на устах. Так, участники заседания совета комитета по конкурсному праву Ассоциации юристов Украины попробовали разобраться, приведен ли институт восстановления платежеспособности в соответствие с современными условиями, определили проблему №1 в «банкротной» сфере правоотношений и озвучили свои профессиональные намерения на год грядущий.
«Очевидно, пришло время...»
Мероприятие началось с представления
обновленного состава совета комитета. В него вошли адвокаты, судьи высших судов, научные работники, арбитражные управляющие и практикующие юристы.

Они выразили намерение координировать усилия для приближения отечественного законодательства о банкротстве к европейским и мировым стандартам, искать компромисс, который удовлетворил бы всех участников «банкротных» отношений.
Известно, что введение в действие тех или иных новаций происходит, как правило, методом проб и ошибок. Эта аксиома, к сожалению, касается и обладателей мантий. Так, красной нитью на заседании проходила тема отсутствия единства судебной практики при решении дел о банкротстве субъектов хозяйствования. Эксперты отметили, что у судей часто нет единого понимания профильного законодательства.
К тому же, как подчеркнул судья Конституционного Суда в отставке Вячеслав Джунь, с каждым годом все более острой становится проблема неоднозначности судебной практики на уровне высших судов. В связи с этим у
юристов возник вопрос: что же делать тем, кто работает в сфере «банкротных» отношений, и как быть в случае, если позиции Верховного Суда отличаются между собой?

«Очевидно, пришло время, когда нужно обсуждать решения судов», — выразил мнение судья ВС Николай Гусак. Мол, во многих странах судебные вердикты выносятся на обсуждение широкой общественности, критикуются, даже если речь идет о решениях наивысшего судебного органа. Результат таких обсуждений — изменение судебной практики.

В то же время В.Джунь считает, что влиять на ее формирование следует «силой экспертного мнения», а всем практикующим юристам не стоит жалеть времени на анализ судебной практики.

В свою очередь директор Центра коммерческого права Валентина Данишевская убеждена, что поднимать вопрос единства судебной практики при решении «банкротных» дел пока рано. Мол, необходимо искать «образцовые мнения», не обращая внимание на то, представителем какой инстанции является судья. «В судебных решениях
важно не авторство, главное, чтобы мнение было правильным!» — подчерк­нула она.

«Это удивительно...»

Во время заседания обсудили сильные и слабые стороны законодательства о банкротстве. Так, звучали мнения о том, что деятельность арбитражных управляющих на законодательном уровне урегулирована недостаточного.

«Закон «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» работает почти год, а арбитражные управляющие так и не имеют легальной возможности получать вознаграждение», — сообщил председатель комитета по конкурсному праву АЮУ, адвокат Виталий Тытыч. В то же время неприятие регуляторных актов, касающихся вознаграждения этих специалистов, стимулирует развитие коррупционной составляющей в деятельности арбитражных управля­ющих. «Это неотложный вопрос!» — подчеркнул докладчик и сообщил, что совет комитета намерен обратиться в Минюст и привлечь внимание его руководства к имеющейся проблеме.

На декларативном уровне остался и
вопрос страхования профессиональных рисков арбитражных управляющих, а реализация фискального регулирования их деятельности как самозанятых лиц оказалась сложной.

Пока не будет наведен порядок во всех вопросах, касающихся профессиональной жизни арбитражных управляющих, независимости они не получат. Такое мнение выразила В.Данишевская. В то же время она акцентировала внимание на прогрессивных нормах профильного закона. В частности, к достижениям последнего отнесла положение, согласно которому неосуществление расчетов должника с текущими кредиторами является причиной для немедленного приостановления его санации.

В свою очередь В.Джунь «прошелся» по коллизиям норм права. Так, в ч.3 ст.2 закона «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» закреплено, что профильный закон при рассмотрении судом дела о признании неплатежеспособным (банкротом) банка применяется с учетом норм закона «О банках и банковской
деятельности». Вместе с тем это положение прямо противоречит требованиям ч.7 ст.36 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», где отмечено, что действие «банкротного» закона на банки не распространяется.

«Коллизия в чистом виде!» — отметил судья КС в отставке. «Это удивительно...» — согласился В.Тытыч.

Альтернативное мнение выразила В.Данишевская: «Только тогда, когда мы покажем, что система банкротства по действующему закону работает хорошо, сможем замахнуться на то, чтобы и банки подчинялись именно этой системе!»

В конечном итоге участники заседания сошлись на том, что юридическая элита должна предложить законодателю так называемую идеальную научную модель решения проблемы.

Что говорят цифры?

Чтобы не допускать ошибок в будущем, необходимо хорошо знать собственную историю. Во время мероприятия был презентован отчет, подготовленный общественной организацией «ВСО специалистов конкурсного процесса». В
документе, который есть в распоряжении «ЗиБ», приведены показатели рассмотрения хозяйственными судами дел о банк­ротстве в 2011—2012 гг.

Так, в анализируемом периоде наблюдалось значительное уменьшение количества дел этой категории, рассмотренных хозсудами. В 2012 г. подано свыше 11,3 тыс. заявлений о возбуждении производства по делу о банкротстве, что на 27% меньше по сравнению с 2011-м.

Практика показала, что чаще всего с заявлениями о возбуждении дел о банк­ротстве обращались налоговые органы. Однако в прошлом году таких обращений поступило вдвое меньше — около 2 тыс., тогда как в 2011-м — почти 4 тыс. В то же время количество дел о банкротстве, возбужденных по заявлениям должников, значительно уменьшилось.

Тенденция к уменьшению количества рассмотренных дел имеет место на фоне значительного увеличения размера заявленных к взысканию имущественных требований: с 31 млрд грн. в 2011 г. до 35 млрд — в 2012-м. Возросла и сумма средств,
присужденных к взысканию.

Конечно, говорить об эффекте от законодательных нововведений можно лишь после того, как будет проведено сравнение показателей анализируемого периода с аналогичными показателями двух следующих.

***

На протяжении 2013 года был проведен ряд мероприятий, посвященных вопросам банкротства по обновленной процедуре. АЮУ намерена сохранить эту тенденцию и в следующем году. В частности, в апреле 2014-го планируется провести ІІ всеукраинский форум по вопросам банкротства. Поскольку проблемы, касающиеся этой сферы правоотношений, профильный комитет ассоциации охватить не в состоянии, его члены договорились выделить неотложные вопросы, которые станут предметом обсуждения. Конкретный план появится после заседания рабочей группы, запланированного на 24 января. Поэтому будем ждать свежих решений и идей.

 

источник.http://zib.com.ua/ru/47024-yuristi_nazvali_uyazvimie_mesta_proceduri_bankrotstva.html